Нога

Есть в наших краях замечательное заведение – Честерз (Chester’s Pub).  Английского типа бар, с дружелюбным персоналом, широким спектром разливного пива, и отличной кухней.  Расхваливать можно практически любое блюдо – и крылышки (buffalo wings), и сосики (sausage platter), и свинину по-монгольски (Mongolian pork chop) и бургер с говядиной Кобе.  Но вершиной, по моему мнению, является всё-таки свиная нога (crackling pork leg).

Заказать эту красоту довольно тяжело.   С одной стороны, в меню она обозначена как блюдо на двоих (1 – 1.2 килограмма).  С другой – цена подкупает, ибо всего 19.30 евро, что значительно дешевле даже стейков.  Съесть это одному, конечно, можно, но тяжело.  Для двух здровых русских дядек, думаю, всё-таки маловато.   С ногой вместе приносят плошку с картошкой, и пару разных горчиц.  Нога, понятно, лежит поверх квашенной капусты.  На капусте же присутсвует пара мелких маринованных огурчиков, и помидорка. К этому всему обязательно, просто необходимо, взять пива.  Благо выбор позволяет.

Ног я пробовал много всяких и много где.  Тут конечно тяжело состязаться с Германскими поварами и с теми, кто научился это блюдо готовить дома.  Тем не менее, в Честерзе ногу готовят знатную.  И размер подходящий, и корочка хрустящяя, и сальцо присутствует, и мясо нежное – буквально само с кости слезает.  С капусточкой, да горчичкой – самое оно!

Рёбра

Одно из моих любимых блюд – свиные рёбрышки.  Нравится мне оно тем, что его довольно-таки тяжело испортить.  Тем, что его можно заказать практически в любой приличной харчевне.  И тем, что это блюдо одинаково подходит, как для непродолжительного обеда, так и для неторопливого ужина.  Хотя, конечно, для обеда лучше.

Рёбра в наших краях обычно подают либо целой порцией, либо половинной.  Мне кажется, что брать стоит только целую.  Иначе – это уже не рёбра, а какое-то махинаторство.  Хотя, конечно, в некоторых заведениях бывают такие порции, что при виде их нападает чувство неуверенности в собственных возможностях.  Тут есть один момент, который можно уточнить у официанта.

По количеству рёбер обычно всегда одинаково, во всех целых порциях.  Это, я так понимаю, каким-то непостежимым образом привязано к анатомии животного. Дюжина или чуть больше.  А вот по длине порционные рёбра бывают разные.  Целая порция целых же рёбер – это многовато.  Рёбра – длинные, с кисть взрослого мужчины.  И загнутые.  Отчего есть их не очень удобно.  Если класть их на тарелку “горкой” вверх, то под ними образуется пустота, в которую всё время проваливается нож.  Если же перевернуть “концами” вверх, то они начинаю перекатываться, да цепляться этими самыми концами за руки.

Гораздо больше мне нравятся те рёбра, которые рубят пополам.  Длиной они получаются примерно с палец.  Основная округлость пропадает, и они могут теперь просто лежать пластом на тарелке, в обрамлении чипсов, луковых колец, креветок, овощей, или ещё чего-нибудь.

Самое важное, на мой взглад, в рёбрах – это прожаренность и соус.  Если рёбра пережарить, то они высыхают и мельчают.  Если не дожарить, то в мясо плохо отдирается от кости, и в нём видны кровинки.  В свинине я кровь не люблю.  Говядина – совсем другое дело.  Правильно прожаренные рёбра оставляют мясо сочным, и при этом оно само отстаёт от кости, при малейшем на то намёке.

С соусом всё просто, но не у всех получается.  Знаю я заведения, где рёбра подают вместе с бутылкой кетчупа Heinz.  Я конечно очень люблю и уважаю кетчуп Heinz, но со свиными рёбрышками – это кощунство. Или кощейство.  Рёбра должны быть с соусом.   В простейшем варианте – это может быть самый обычный barbecue соус.  В местах, где знают толк в еде, рёбра бывают с пивным соусом (Guiness) или с виски соусом (Jack Daniel’s).  Соуса должно быть много.  Только рёбра не должны в нём тонуть.  Мне нравится, когда рёбра жарят с соусом, а потом подают его ещё и отдельно.  Такие рёбра – сплошное удовольствие.

Поедание рёбер – дело не для стеснительных.  Скажем прямо – есть их неудобно.  Мяса мало, а костей много.  Есть, конечно, мастера, которые владеют ножом и вилкой так, что их не смутить ничем, но я к ним не отношусь.  Плюс ещё я люблю есть руками.  Есть в этом что-то такое, первобытно-упрощающее.  Опять же можно ощущить всю романтику раскалённых, и очень медленно остывающих костей.

Не знаю кто как, а я обычно сразу разрезаю всю порцию ножом так, чтобы каждое ребро было отдельно. После этого, откладываю нож и вилку, и ем руками.  При чем тут уже ем руками не только рёбра, а вообще всё, что есть на тарелке – овощи, чипсы, луковые кольца, креветки, итд.  Всё жареное при этом обильно макаю в соус.

Рёбра ем от края до края.  Бывают люди, которые не придают этому никакого значения – берут то рёбрышко, которое подвернётся.  Случайным методом.  Или те, кто едят “из середины”.  Этих тоже непонимаю.  Мне нравится в этом деле упорядоченность.  Крайнее рёбрышко обычно маленькое и очень прожаренное.  Оно хорошо для того, чтобы настроиться на еду и “попробовать”.  Потом следующее, потом ещё одно.  Пока все не кончатся.

Пить с рёбрышками конечно лучше всего пиво.  Рёбрышки – это отличная пивная закуска (просто большая и персонализированная).  Пиво подходит либо светлое, например Stella Artois.  Либо тёмное – тот же Guiness.  Контраст мягкой пивной горечи с густотой и слабой сладостью соуса мгновенно внушает ощущение того, что день удался, и настроение тут же поднимается.  Плюс пиво помогает сгладить какие бы то ни было недостатки с прожаркой, соусом, сервисом, или днём.  Всё на пользу.

Одинокий абрикос

Сегодня я слегка опоздал на работу.  Когда пришёл, все уже были на своих местах.  И на моём столе лежал сюрприз – одинокий абрикос.  Он просто лежал и ждал меня.  У него не было ни салфетки, ни тарелки.  Не было у него ни друзей, ни родственников.  Он выглядел абсолютно одиноко. Я не знаю кто его положил мне на стол, когда и зачем.  Или за что.

Я отодвинул его слегка, чтобы разложить комп, мышку, и раскидать провода в рабочий беспорядок.  Он полежал ещё чуть-чуть.   Молча.  Видимо ему нечего было сказать.  А может он просто наслаждался последними минутами жизни, лёжа на деревяном столе, обдуваемый прохладным ветерком из кондицеонера.

Но вот комп запущен, почта просмотрена, и наступает время кофе.  Перед кофе можно и съесть одинокого бедолагу.  Я сполоснул его на кухне, в надежде не подцепить какую-нибудь столь популярную при нынешней жаре заразу.  Протёр его слегка, чтобы вода не смешивалась и не разбавляля вкус его сока.  И откусил.  Первый кусок был огроменным.  Я ворвался, вцепился, вгрызся в него.  Откусил ровно половину, по экватору.

Спелая мякоть, сок, и аромат!  Внутри была маленькая косточка.   Она уже не держалась за абрикос, а просто лежала внутри – такой он был спелый.  Лёгким движением руки, я избавился от неё.  Потом, дабы растянуть удовольствие, откусил половинку от оставшейся половинки абрикоса, и медленно прожевал.   Посмотрел на остаток, задумчиво посмотрел в никуда, вздохнул, подумал о том, как всё-таки жизнь хороша, и положил остатки абрикоса в рот.  Прожевал без промедления, ибо удовольствие уже было получено в полной мере.

… и принялся наливать кофе.

Жара. Обед.

На улице стоит ужасная жара.  Градусник в тени давно перевалил за тридцать по Цеьсию.  Влажность даже на солнце зашкаливает за шестдесят процентов.  Эдакая сауна в экономном спортзале.  При такой погоде голова совсем не соображает, и общее состояние весьма сонное, несмотря на прохладное, кондиционированное помещение.

Дело клонится к обеду.  Все утренние наполеоновские планы растаяли и растеклись, подобно гудрону на новой дороге.  Уже давно понятно, что сделать чего-либо путного сегодня опять не удастся.  Но и уйти с работы раньше времени не получится.  Плюс, ко всему этому, просыпается чувство голода.

Есть опасно – можно окончательно потерять силу воли и уснуть.  Даже минуя пиво и огроменные стейки.  Практически любой обед увеличит шансы моргнуть так, что глаза не разомкнуться.  Но есть надо!

В голову, как уже было сказано, ничего не приходит.  Лёгкий пробег по результатам поиска “летних блюд” не увенчался успехом.   Либо пишут о кулинарных изысках, которые надо готовить самому.   Либо упоминают блюда, которые у нас не продают с доставкой в офис.  А ехать куда-либо нет никаких сил.  Из под кондюка выходить совершенно не хочется.

Так-с, что у нас там?  Окрошка, оливье, винегрет, холодный суп из щавеля, холодный грибной суп, салат, и так далее, и тому подобное.  Либо не получается, либо не хочется.  Надо напрячься и подумать, чтобы хотя бы выбрать направление.

После получаса потуг и ещё сотни-другой поисков, приходит мысль, что можно перебиться ведёрком мороженого.  Благо киоск под боком.  Ведёркo “Mars” граммов на 400, или какой-нибудь аналог, не сильно утомит.  Однако и голод не сильно заборет.  Молочко растает, пробежит по жилам, развернётся душа, встрепенутся крыла, и …. захочется чем-нибудь это дело закусить.  А это опять риск уснуть.  Не подходит.  Надо искать что-то солиднее.  Более обеденного.

Окрошка и оливье – это хороший выбор, но где ж их взять? Нету.  А что ещё у нас бывает из простых деликатесов?  Прикрыв (не до конца) глаза, мечтаем.  В такие моменты люблю представить себе запах, нежели картинку.  Картинок их много хороших, а вот запахов, способных пробудить пищевой энтузиазм, гораздо меньше.  По-крайней мере в моей активной памяти.

Спустя пару минут, потянуло чем-то. Так, так, так, Принюхаемся.  Внюхаемся.  Повернём чуток голову по ветру.  Картошечка.  И грибы.  Да!  Жареная, чуть хрустящая картошка, и жареные же грибы.  Без разницы какие.  Лишь бы не шампиньоны.   Они всё равно не так пахнут.  Пожалуй, это то, что надо.  Чем же это так хорошо в жаркий день?   А тем, что без наваристого мяса.  Вот, оказывается, в чём сегодняшная проблема.  По жаре не хочется мяса.  А к жареной с грибами картошке, даже если и захочется, можно отрезать пару колечек колбаски.  А если достать холодных закусок – квашеной капустки и маринованных огурцов-помидоров, то и не захочется.

Конечно, таких блюд у нас тоже не готовят с доставкой.  Но плюсы от таких мечтаний всё равно имеются.  Во-первых, примерно определилось направление.  Во-вторых, представился полноценный обед-ужин, что очень хорошо.  Это можно положить в копилочку того, чего хотел, но не уталил, и на днях уталить.

Вернёмся к обеду.  Винегрет.  Нет доставки.  Суши.  Есть доставка, но это не то.  Как-то без мяса не получается.  А что, собственно, не так с мясом?  Много и тяжело?  Ну дык надо решать эту проблему, а не отказываться совсем.  Что там у нас из доставок предложено?  Бутерброды – не надо.  Бургеры – не надо.  Хотдоги – тоже не надо.  Шавермы – уже ближе.  Доннер!  Кажется оно, но надо обдумать детали.

Для тех, кто далёк от наших мест, доннер – это такая разновидность шавермы.  Берётся толстая пита-лепёшка, и внутрь накладываются огурцы, помидоры, капуста, зелень.  Потом мясо.   Мясо обычно либо курятина, либо говядина.  Говядина вкуснее.  Огроменный шмат говяжего фарша насаживается на специальный шампур, ставится вертикально, крутиться и медленно готовится на слабеньком огне.  Потом с этого шмата электроножиком снимается стружка, которая и есть доннер.  Стружка накладывается в лепёшку, поверх салатовых ингредиентов, поливается огуречно-сметанным (йогуртным) соусом, заворачивается в бумажку, и доставляется адресату.  Всё удовольствие – 4.40, в евровалюте.

Звучит аппетитно, но что-то там лишнее.  Что?  Капуста!  В наших опять же краях с этой капустой уже совершенно достали.  Её шинкуют и используют как наполнитель практически в любой еде на заказ.  В бутерброды добавляют и пиццу.   В салаты и шавермы.  Хватит.  Будет вам.  Попросим без капусты.  Пусть будут только огурцы-помидоры, мясная стружка, соус, и лепёшка.  Можно даже посолить чуть лишнего, чтобы помидорки дали сок.  Огурцы конечно хорошо бы почистить от кожуры, но это уже из раздела ненаучной фантастики.  Поэтому проигнорируем.

Уже почти всё.  Осталось лишь придумать чем запить.  Кофе тут не подходит.  Сок – вкусно, но он лишь добавит к чувству сытости, и никак не поможет переварить всё это дело.  А переварить лучше быстро, ибо жарко.  И можно уснуть.  Где-то когда-то я краем уха слышал, что, мол, всякая отрава типа кока-колы и спрайта так хорошо идёт с паршивой едой, потому что помогает процессу переваривания.  Что ж, пусть будет.  Возьмём пару баночек кока-колы.  Даже если они и не помогут усвоению пищи, всяко холодные, с кофеином и сахаром, что должно немножко взбудоражить засыпающее сознание.

Тому и быть.  Доннер из говядины без капусты и пара банок кока-колы.  Ждём-с.

Ночной полдник

Помнится, в детском саду, самым моим любимым приёмом пищи был полдник. На завтрак я обычно ещё спал. На обед давали невкусные супы и всякие там котлеты с перловкой. На ужин ещё могли и картофельное пюре полить каким-нибудь соусом от тушёного мяса. Всё это, как нетрудно догадаться, совсем не детское меню. Но вот полдник – это ж совсем другое дело!

На полдник можно было и компоту хлебнуть, и коржик получить, а уж если совсем повезёт, то и творожную запеканку с повидлом. Полдник обычно маленький по объёму, поэтому особо не напрягал. А ещё он был сразу после сончаса, в который те, кто не засыпал, измучивались скукой до полусмерти. Поэтому когда тётя повар совместно с воспиталкой начинали накрывать на стол, позвякивая тарелками и постукивая половниками, нетерпение и желание нарастали мгновенно.

С тех пор прошло много лет. Расписание моего дня сильно изменилось. Теперь я обычно не завтракаю, потому что хочется подольше поспать перед работой. Обед удаётся совсем не всегда, а когда и удаётся – это обычно либо какой-нибудь сэндвич, либо ещё какая-нибудь дрянь на заказ. Единственный полноценный приём пищи – это ужин.

Но ужин случается у меня в районе часов 8-ми вечера. А спать я ложусь далеко заполночь. Настолько далеко заполночь, что часа в два ночи просыпается голод, который, как известно, совсем не тётка. Ложится спать на голодный желудок – это, по моему мнению – чистый мазохизм. А когда ещё даже и не время ложится, то терпеть этот самый голод тоже то ещё самобичевание.

Из таких раскладов вытекает приём пищи, который я называю – ночной полдник. Ночной – потому что ночью. Полдник – потому что такой приём пищи. И, как свойственно, любому полднику, ночной полдник является умеренно лёгким приёмом пищи. Либо бутер с колбасой. Либо холодные остатки ужина. Либо сыра пару кусочков, и потом яблочко.

Пару дней назад как-то так сложилось, что ничего из перечисленного в холодильнике не оказалось. А может и оказалось, но что-то мне видимо захотелось сладенького. Посмотрел я, оглянулся, и нашёл-таки чем заморить червячка.

В пакете на столе был приличной свежести чёрно-серый хлеб, который с семечками. В тумбоящике под этим же столом нашлась банка отличного малинового джема. Конечно, можно обойтись и вареньем, но джем, в следствие более густой консистенции, гораздо лучше держится на хлебе. Не капает, и не стекает. Можно мазать толстым слоем.

С хлебом тоже можно не экономить. Тут же вопрос не толечку откусить, а поиметь нормальный полдник. Поэтому можно взять прямо целый кусок хлеба, не скупиться, не резать его пополам, или там полосочками. А намазать весь, как есть. С голодухи, и такую вкуснотищу можно съесть и всухомятку. Потому что пока хлеб мажется, слюна уже не капает – течёт по бороде. Если очень понравилось или пришлось в настроение, то можно сделать намазать ещё один кусок. Совести можно сказать, что это либо воспитательница добавки дала, либо что я бессовестно отнял это у более слабого ребёнка.

Сожрав оба куска и облизав ложку и оба замаравшихся слегка пальца, необходимо это удовольствие запить. Тут уже главное – не перебощить. Чаи-кофеи гонять по ночам – это черевато плохим здоровьем. Ну или сном, как минимум. Соком запивать варенье – слишком сладко будет. Или кисло. Да и вкус пропадёт. Что же делать? Как же быть? Очень просто. Это один из тех немногих случаев когда можно просто запить водой. Особенно если дома жарко, а в холодильнике есть бутылка холодной воды. Можно даже воспользоваться тем, что все спят и не видят, и отпить прямо из горла, не наливая в стакан.

Вот такое удовольствие этот самый ночной полдник.

Английский завтрак по-немецки

Помнится в прошлом году был я в Германии.  Заехали мы, с парой коллег, в небольшой в общем-то городок Карлсрюхе на конференцию по PHP и прочей веб разработке.   График получался довольно плотный – много лекций, встреч, идей, и обсуждений.  Плюс, конечно же, толковая немецкая еда, наполненная мясом и пивом.  Продуктивный день заканчивался весьма поздно, и были мы уже обычно, к тому времени, в очень непродуктивной кондиции.  А с утра ведь надо всё сначала.

Одно из самых толковых средств сгладить остатки вчерашнего дня и начать новый день по-новому – это хороший завтрак.  Гостиница у нас в этом плане была совершенно замечательная.  Находилась она в притык к месту проведения конференции, что позволяло потратить чуть больше времени на утреннюю трапезу.  Ну и понятно с трапезой там было всё нормально.

Как и положено в любой приличной европейской гостинице, на завтрак был предложен выбор всего и вся – от разномастных колбас и сыров до хлопьев и фруктов.  Отдельное внимание однако хочется уделить яичнице.  Это было что-то запредельно замечательное.  Ну или мне так во всяком случае казалось, всвязи с моим тогда утренним состоянием.

Яйца не были, как это часто бывает, заранее нажарены и свалены в кучу, в большом металлическом поддоне. Нет.  Для яиц был специальный человек.  Он только жарил яйца.  Для этого у него была пара маленьких сковородочек, размером чуть меньше тарелки.  Он учтиво спрашивал сколько яиц зажарить, с одной ли стороны только или с двух, глазунью ли сделать или омлет, что добавить к яйцам – сыр, помидоры, грибы, ветчину, а также сильно ли прожарить или только лишь чуток, чтоб схватилось.

Внимательно выслушав заказ, он принимался за работу.  Старательно, аккуратно, но в тоже время быстро, и с энтузиазмом.  Зажарив глазунью, он аккуратно перекладывал её мне на тарелку, клал рядышком маленькую кучку поджареных шампиньонов и такую же маленькую кучку поджареной ветчины.  После этого он посыпал край тарелки по кругу мелкопошинкованным зелёным лучком – больше для декорации, нежели для вкуса и запаха; протягивал мне тарелку, чуть наклонив её плоскость в мою сторону, чтобы я мог полюбоваться результатом, и с откровенной улыбкой желал мне приятного аппетита.  Даже уже на этой стадии утренней трапезы моё похмелье улетучивалось в никуда.  Я чуть не плакал – так это было красиво и трогательно!  Но это было ещё не всё!

То, что немцы – большие специалисты в плане мяса – это уже ни для кого не секрет.  Они, кажется, умеют с ним делать всё – и жарить, и парить, и варить.  Могут делать сосиски и прочие колбасы.  Могут рубить и шинковать.  А могут препарировать его целыми кусками.  И какого мяса у них не попробуй – всё сплошной деликатес.

Но с утра, с похмелья, и перед конференцией, которая явно опять займёт весь день, не сильно хочется тяжёлых мясных блюд.  Тем более, когда есть уже яичница на тарелке с небольшой горкой поджареной ветчины.  Ограничиваться же лишь этой небольшой кучкой ветчины тоже не хочется.  Всё-таки – Германия.  Нужно пользоваться моментом.  Так вот именно такой случай и был предусмотрен утренним буфетом нашей гостиницы.  Решением проблемы был бекон.  Я до этого лишь единожды ел подобный бекон, и это было совершенно случайно, хотя и тоже на утреннем завтраке в хорошей гостинице.  Однако тогда это было в Амстердаме.  Неважно.  Важно какой это был бекон.  Он не был похож на то, что первым делом приходит в голове при упоминании бекона.  Это не были тонкие, плоские кусочки свиниы с прослойками сала.  Нет.  Это были абсолютно скорченные, замученные на сковородке тоненькие кусочки мяса, которые очень аппетитно выглядели, но ещё более аппетитно хрустели и рассыпались на миллион малюсеньких крошек, как только попадали в рот.  Это был божественный бекон!

Отведав такой яичницы с таким беконом, было достаточно просто выпить чашку кофе и ринуться в новый день.   И только благодаря этой яичнице и бекону, подозреваю, тот плотный график, насыщенный встречами, идеями, разговорами, не превратился в утомляющую коммандировку, а остался идеальным симбиозом полезного с приятным.